Close Sidebar

Teennews

журналистика, знаешь, медиа,

11.05.2017

«Невозможностью возможностей» честно заработать журналистика в Украине отличалась издавна. Советские издания финансировались из госбюджета, да что там — в них даже рекламы не было! В некоторых гонорары были повыше, журналисты «крутились», старались подрабатывать. Всё это было довольно безрадостно и тяжело, как правило.

Потом произошла перестройка, затем – 90-е, следом – нулевые. Украинские медиа стали коммерциализироваться: издавать печатный, теле- или радиопродукт начали приватные компании. Рынок сразу же ощутил перемены: в коммерческих редакциях зарплаты и гонорары были повыше, чем в отмирающих государственных. И последним пришлось сильно напрягаться, чтобы «завлечь» к себе «свежие кадры» — выпускников журфаков. А в коммерческих, наоборот, возникла конкуренция за место.

Тем не менее, даже в таких компаниях зарплаты много лет оставались ниже, чем в других отраслях. Сейчас начинающему журналисту в изданиях предлагают 3 – 5 тыс. грн. – столько же получали люди в столичных редакциях и больше 10 лет назад.

Для профессионального журналиста это – шокирующая ситуация. Потому что надо же как-то жить. За что-то есть. А главное – кому хочется чувствовать себя обесцененным по сравнению с профессионалами из других отраслей?

Деньги

Да, в некоторых украинских учебниках по журналистике и раньше писали, что «в журналистику идут как в монахи», и что стоит сразу понимать, что честная журналистская рутина – новости, репортажи, аналитика, публицистика – занятие неприбыльное, если это не джинса.

Словно кто-то там наверху так придумал, что журналист обязательно «должен быть голодным». Ведь «сытый» журналист – он умен, уверен в себе, способен сказать свое слово, потому что есть на чем его основать. Журналист же, который вынужден думать о пропитании – управляем. Он вряд ли захочет на пустой желудок умничать на страницах или в сюжетах о состоянии той или иной отрасли: его собственная зарплата ведь от этого не вырастет. Он просто будет скучно и рутинно себе писать то, о чем его просят. И не писать о том, о чем не просят.

Но, несмотря на всё это, некоторые в журналистику идут. Непонятно на что рассчитывая. Парадоксально, но многих, кто рвется в медиа, прельщает возможность быстрой славы и легких денег. В то время как профессиональная журналистика в реальности не дает ни того, ни другого и через много лет практики.

Много ли у нас «политических» журналистов, имена которых вспомнишь сходу? ОК, давайте поговорим о Сергее Лещенко. Работая в столице больше десятка лет, заработал ли он себе на квартиру журналистикой? То-то и оно. А чью еще фамилию назовете? А если журналист работает без джинсы, тогда как? Какая квартира, ему поесть бы.

Слава

В советские годы журналистика, все-таки, была «статусной» профессией. Пусть даже и не заработаешь толком, но зато уважать будут точно. А некоторые – и побаиваться. Иллюзия определенной власти над умами у журналистов имелась.

Сейчас, когда информационное поле, из-за интернета, перегружено информацией, и у пользователей даже нет толком времени вникать, ху из ху там, среди этих писак на сайтах, журналистский статус оказался сильно девальвирован. Пользователи, с появлением соцсетей, уверились, что и сами «могут написать, если чо», и «зачем вообще журналисты тогда».

А объяснить особенности и ценность журналистской работы людям, не желающим об этом всем слышать, невозможно. Вдруг завтра изобретут что-нибудь такое, из-за чего слова вообще окажутся для коммуникации не нужны? Тогда ведь не только в журналистах, но и в блогерах потребность отпадет!

Да, и блогеры, кстати. Именно из-за них у множества молодых людей, которые хотят заниматься текстовым производством, сформировалось заблуждение, что блогинг – это форма журналистики. Это не так. Но почему это не так, и как с этим быть, мы поговорим в другой публикации.

Блогинг привлекает начинающих журналистов, как и всех прочих пользователей интернета, красочными фото, инспирейшн-материалами и высокой вероятностью известности в узких кругах. Настолько привлекает, что они даже в институт журналистики отправляются учиться, в надежде, что там их научат блогингу. Но когда им там начинают «втирать» про «социальный институт», «информирование», «жанры» и «стилистику», ребята либо соображают, что не туда попали, либо разочаровываются и идут жить к родителям на шею. А всего-то стоило не идти на поводу у тщеславия, заранее разобраться, куда и зачем ты поступаешь, чему там тебя будут учить, какие навыки ты получишь в учебном заведении. И причем тут блогинг, спрашивается?

Мизерный процент журналистов в век информационного пресыщения все же умудряется «быть на слуху». Этим людям повезло в том, что их не напрягает шумиха вокруг их имени, регулярные тусовки, встречи и знакомства – деятельность, которая является частью профессии, которая их кормит. К сожалению, с их текстами при этом знакома лишь очень узкая аудитория, хоть в нынешние времена это уже победа.

У других рано или поздно происходит эмоциональное выгорание. Как у учителей в школе. Из-за необходимости постоянно общаться, контактировать, игнорируя собственное желание или нежелание и эмоциональное состояние. Хочешь общаться, не хочешь – а надо! Это – навык, качество профессии, без этого никуда. И кому интересно, что после классного интервью тебе бы подсобку какую-нибудь отыскать, и там в тишине отсидеться за чашкой чая, если с мероприятия уйти нельзя. Вынужденную экстравертность как профессиональное качество далеко не все выдерживают.

Еще недавно бывшие или практикующие журналисты могли спустить с небес на землю любого фантазера и мечтателя в специальных кружках по журналистской профориентации. Кстати, практически все нынешние более-менее известные молодые украинские журналисты, авторы – выходцы из таких кружков. Короче говоря, еще до института они сознавали, на что шли. В той или иной степени, все они – люди с миссией. Которые не станут бросать дело, если в другом месте им предложили зарплату чуть повыше, и не будут продавать свое имя, если их просят написать «джинсовый» материал или сделать еще что-то сомнительное, что нарушает стандарты, законы, журналистские нормы и этику. Но иногда за популяризацией «мессианского» имиджа можно легко спрятать и грязные делишки. Так или иначе, как правило, хорошие профессионалы «не светятся» и редко бывают на виду. 

Вот и получается, что профессия, которая у обычного человека классически ассоциируется с телекамерой, микрофоном и светом софитов, нередко приводит человека к лютой неизвестности, «жизни за кулисами», делает из него «серого кардинала», который работает с общественным мнением и над общественным информированием, но сам бы хотел от этого общества держаться как можно дальше. По многим причинам. Какая уж тут известность. Профессиональная деформация, скорее.

Начинающим журналистам такой расклад себе уяснить трудно: им же хочется «быть известными». Как представить себе, что во всяких там информационных агентствах, сайтах о «социалке», в мало кем читаемых «умных» рубриках работают журналисты, которые без славы как-то обходятся? Конкурировать с ними начинающие медийщики особо не стремятся. Ведь в их представлении журналистика — это «блогинг», это — когда — о моде или о концертах, а ты — популярен и весь в шоколаде. А об экономике или социалке — ах, оставьте. И, тем более, в их представлении, нередко это же та самая журналистика, где «не платят», где — «разве на таком заработаешь?».

Терпенье и труд

Ой, ну все. В самом деле, говорить о труде, когда даже вот блогеры, у журналистов под боком, живут так весело и легко – просто грех. Но в этом-то и смысл весь.

Блогер создает информационную площадку хоть и непрофессионально, зачастую, но – свою собственную. Он сам себе «платит зарплату», или берет ее у мужа/жены/другого родственника. То есть, что заработает, то и съест. В крайнем случае, бросит это дело и переключится на что-то другое. Главное же – он пишет лишь о том, что ему самому приятно!

Журналисту такое и не снилось. Журналист, работая для чьих-то информационных площадок, получает зарплату или гонорар за опубликованный материал. И материал он делает не о том, что ему приятно, а о том, о чем нужно сделать. В лучшем случае, о его желании спрашивают, в худшем – обязывают написать. Об удовольствии и, тем более, о широко разрекламированном маркетологами наслаждении от работы речи не идет.

Кроме того, публикация любого материала осуществляется самыми разными техническими службами, а их работа строго стандартизирована: тут кавычки – только квадратные, тут тире – только длинное… А за -ться там, где не надо, вообще выгонят. Так что журналисту действительно приходится и языки глубоко изучать, и социальные науки – получать высшее образование, в общем. И все равно, если не те кавычки – то уже «неформат», и главред за «нарушение» не похвалит. Всегда будешь «плохой». Редакционные технические требования нужно как-то выполнять. А как их выполнить, если трудно? Если вся душа — там, в моде, а от тебя какие-то «поганки заумные» правильные кавычки требуют? Так что для тех, кто не любит трудиться, все эти стандартизации редакционных процессов в профессии оказываются фактором обесценивания.

Еще одна «фишка» из этой оперы – специализация. Главредам, почему-то, бывает очень сложно поверить, что у тебя – не звездная болезнь, если ты когда-то писал о культуре, а теперь вдруг пишешь об IT. Ну уж нет: если ты когда-то, в 18, писал о музыке, то будь добр, пиши о ней и в 60. Се ля журналистская ви.

Мечты

Тем не менее, молодые люди из институтов журналистики уже с первого курса начинают подыскивать себе место под солнцем. И, естественно, хочется одного, а получается другое. И тенденция такова, что начинают они, как правило, плохо. Не хватаются за любую возможность, чтобы «выписываться», и однажды писать лучше, чем многие, и тогда получить шансы претендовать на лучшую позицию, а легко «кидают» издания, которые дали им возможность попробовать вообще хоть что-то написать, справиться с определенной работой и ответственностью. Ссорятся с редакторами, даже в соцсети выносят эти попытки зацепить взрослых и состоявшихся в своей профессии людей. Естественно, после этого попадают в редакциях в «черные списки» и в вечный бан в редакторских головах. Но упорно продолжают ссориться и доказывать людям, много лет до них работавшим в отрасли, что они в чем-то там «неправы» и чего-то там «не понимают», раз не оценили «звездный материал» или «ценное мнение». Сознание, что у других людей взгляд на ситуацию может быть иным, и они имеют право на свою правду и на профессиональную правду не меньше, чем ты, как правило, у этих спорщиков и ссорщиков отсутствует.

Большинство «молодых-креативных», обращаясь в редакцию, совершенно убеждены, что они — подарок. Но на любое предложение «возьми и сделай» — сдуваются, как лопнувший воздушный шарик. И в редакции понимают, что это не в ней кого-то потеряли, а что еще в ВУЗ пришел совсем не тот человек, и занял чье-то, чужое, место. Но скандалит же, скандалит… Возмущается… Брызгается слюной… Тегает в соцстетях. «Не оценили», мол.

Некоторые, еще студенты или только-только выпускники ВУЗов, в e-mail редакций появляются с претензией: научите. Да-да, вот именно так: не с просьбой, а с претензией. Топая ножкой. С чего-то они взяли, что в редакции обязаны их учить. В то время как редакция, как раз, ожидает, что специалист пришел из ВУЗа подготовленным. 

Бывает, начинающие авторы воспринимают редакцию, работающих в ней и все ее процессы как инструмент обслуживания собственных интересов: «я волшебное слово знаю: дайте!». Они уверены, что это не они должны «пробиваться» на интересный концерт, а редакция должна подсуетиться и сделать им аккредитацию — не для того, чтобы они попали на закрытые активности онли фор пресс, а именно чтобы прошли бесплатно. Даже вообразить себе, что если речь таки об аккредитации, а не о бесплатной «проходке», то на яркое мероприятие с дорогим входом редакция уж лучше отправит кого-то поопытнее и понадежнее, кто не запорет работу. Но уж никак не начинающего в медиа студента. Кстати, журналисты чуть-чуть постарше «бесплатно» пытались пройти… лет в 15, еще когда в «Юн-прессе» учились. А в реальной взрослой жизни нужно вникать в процессы функционирования любой редакции и уважать ее материальные возможности, а не требовать себе привилегий. Представление, что редакция, которая хорошо «распиарена», будет вышвыривать деньги на ветер, чтобы удовлетворить амбиции молодых журналистов посещать бесплатно концерты без гарантий качества подготовки материала — детская наивность. 

Многие теперь приходят в профессию с глубоким убеждением в своей «звездности»: ща как напишу! Но к труду над материалом, даже элементарному, большинство оказывается неспособным. Почти все ищут легкой работы, на которой ничего не надо делать. То есть, вообще ничего, от слова совсем.

То, что 10 лет назад предыдущее молодое поколение журналистов считало крутейшей возможностью на несколько последующих лет, сейчас начинающие считают «само собой разумеющимся» и не ценят. У юных журналистов нового поколения есть иллюзия, что за каждой возможностью будет следующая, лучшая. Но это далеко не всегда так. Свои силы надо оценивать реально и понимать, что однажды все возможности и шансы закончатся. И к вам бумерангом вернется все вот это: когда вы наоскорбляли «недостаточно знаменитых», с вашей точки зрения, редакторов или целые редакции, которые все еще, почему-то, «не спасли мир»… Когда вы тегали редакторов в соцсетях, оскорбляя их публично за то, что они, якобы, «должны были» вас учить, и «не заметив», что они для вас уже сделали… Ребята, вас таких сейчас много, и это грустновато! Так мало кто из вас сможет хоть как-то продвинуть украинскую журналистику, и мир захватят блогеры.

Есть среди начинающих и такие, которые относятся к любой журналистской задаче исключительно потребительски: заплатите мне деньги. Если текст опубликован, то гонорар — это, конечно, само собой. Но начинающим журналистам как бы неважно, что работы, которые такие вот «звезды» сдали в редакцию, требуют более чем стопроцентной доработки. Неважно, что сделана работа кое-как, не только без души и внимания, но и без применения специальных знаний, без грамотности, без проверки данных. Главное, заплатите! Еще раз: от редакции ждут, что она должна заплатить за работу, которую, чтобы опубликовать, нужно полностью переделать! То есть, выходит, редакция доплачивает бездельникам, саботажникам и недоучкам за нерезультативную работу, которую нельзя принять и опубликовать без существенного редактирования. 

При этом всю, собственно, работу над материалом вынуждены осуществлять за «звезд» редакторы, которые трудиться-то, как раз, умеют. Но переделывать работу за других они не станут. Вот именно поэтому даже свой призрачный шанс юные «звезды» теряют вместе с местом в издании, которое дало им возможность опубликоваться, отредактировало их несуразный текст и представило их миру в хорошем свете. «Звездам» еще в школе забыли объяснить: чтобы получить, нужно потрудиться. «Так», за «личное мнение», ни на чем не основанное, ничего в журналистике не будет.

Чтобы быть успешным в этой профессии, нужно не только быть фанатом речи, знать язык, его историю, уметь им пользоваться, уметь выражать им все-все-все, но и уметь много чего другого. Профессионально работать с информацией — поиск, проверка, документирование, расшифровка, законодательство, этика, вот это всё. Фотографировать на высоком уровне, или разбираться в фотографии настолько, чтобы быть способным оценить качество работы фотографа. Много лет изучать психологию – не техники манипулирования, а психологию. Уметь редактировать самостоятельно. Уметь делать корректорскую правку. Разбираться в SEO, SMM, рекламе – чем профессиональнее, тем лучше. Работать с CMS. Верстать. Уметь быстро прощаться со старыми знаниями и осваивать новые – и в коде, и в программах, и в языке, и в социальных науках. И много чего еще. Да, и жизненный опыт, и уважение к другим, и мудрость, безусловно.

Чем кормиться? Как зарабатывать? Конечно же, иметь другие навыки и другой источник дохода! И начинать работать над этим как можно раньше! Да, в комплекте с журналистикой обязательно должны идти еще какая-то профессия или ремесло, которые, если что-то пошло не так в медиа, как-то тебя прокормят. Украинская журналистика не дает профессионалу материальной самодостаточности. Чем дальше, тем больше это — профессия для людей, которые могут, в материальном смысле, опереться на что-то еще. Чтобы успешно в ней реализовываться, нужно не беспокоиться о деньгах. Если ты озабочен заработком, его уровнем, шансы реализоваться снижаются. 

Если же начинающим журналистам хочется быть «как блогерам», то в журналистику идти не стоит. Этот поход не окупится — ни вам, ни обществу.  

Полина Аксёнова, журналист

comments powered by HyperComments
Прочитать еще
Тинкорр в соцсетях
Напечатай и нажми Enter для поиска

© 2010-2017, ContentLab. Все права защищены. Использование любых материалов, размещённых на сайте TEENСORR, разрешается при условии ссылки на teencorr.com.ua. Для интернет-изданий обязательна прямая открытая для поисковых систем гиперссылка на http://teencorr.com.ua. Ссылка должна быть размещена в независимости от полного либо частичного использования материалов. Гиперссылка (для интернет- изданий) – должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала.

Перейти к верхней панели